KEF Newsletter, апрель 2016

 
  • Поиск источников рефинансирования долга: ЕФСР одобрил выделение финансового кредита Беларуси и выделил первый транш в USD 500 млн.
  • Подорожание услуг ЖКХ: непрозрачность, негативная реакция населения, требование пересмотра тарифов со стороны А. Лукашенко, незначительное снижение отдельных малозначимых тарифов; повышение поддержки групп населения, уязвимых к подорожанию услуг ЖКХ, пока остается на уровне намерений.
  • Финансовая стабильность: практика рефинансирования проблемных долгов сохраняется, но их доля продолжает расти; в Минске начала работу совместная миссия МВФ и Всемирного банка по Программе оценки финансового сектора.
  • Пенсионный возраст будет повышен на 3 года: принципиальное решение принято; кроме того, планируется постепенно повысить минимальный стаж для получения трудовой пенсии с нынешних 15.5 лет до 20 лет.
  • Система социальной защиты: принятая в конце января программа содействия занятости предусматривает избирательное повышение пособий по безработице до уровня прожиточного минимума, но не предусматривает дополнительных средств на эти цели.
  • Публикации партнеров: оценка структурных проблем экономики, необходимых реформ системы социальной защиты, проблем вступления в ВТО, макроэкономических тенденций и др.

Когда в ноябре 2015 г. в Беларуси работала миссия МВФ, обсуждавшая с правительством предоставление поддержки «дорожкой карты» реформ в рамках механизма расширенного финансирования, казалось, что вопрос «зачем нужны реформы» перестал быть актуальным – их необходимость стала общим местом, мэйнстримом. Опыт других стран и содержание пакета структурных реформ обсуждались на конференции KEF-2015, широко освещались в СМИ, в том числе государственных. Отдельными событиями стали выход книги «Финансовая диета. Реформы государственных финансов в Беларуси» под редакцией экономического помощника президента Кирилла Рудого, где предлагались конкретные меры по оптимизации системы государственных финансов, а также книги председателя Совета Республики Национального Собрания Михаила Мясниковича «Эволюционные трансформации экономики Беларуси». И конференция, и книги, и работа миссии МВФ имели большой общественный резонанс. Но прошло уже пять месяцев, а комплексная программа реформ так и не начала реализовываться – более того, о содержании «дорожной карты» до сих пор известно только ее разработчикам и международным финансовым организациям. Все это время экономика продолжала падать, и к вопросу «что будет делать правительство» добавился вопрос «как правительство решит проблемы, которые нарастают как снежный ком».

Мониторинг экономической трансформации

Государственный долг. В конце марта Евразийский фонд стабилизации и развития одобрил выделение Беларуси «финансового кредита» в размере USD 2 млрд. Первый транш кредита в USD 500 млн уже перечислен и, согласно заявлениям белорусской стороны, следующий транш в размере USD 300 млн ожидается в июне-июле 2016 г. Финансирование направлено на поддержку «программы реформ правительства и Национального банка Республики Беларусь, состоящую из двух крупных блоков мер экономической политики – создания макроэкономических предпосылок экономического роста и проведения рыночных реформ, нацеленных на обеспечение его устойчивости». Исходя из имеющейся информации, «структурный блок» программы ЕФСР включает «повышение уровня возмещения затрат на услуги ЖКХ тарифами с 30% (конец 2015 г.) до 70% (к концу 2017 г.); сокращение директивного кредитования на 1 и 2% от ВВП в 2016 и 2017 гг., соответственно; либерализацию цен; отмену директивных показателей для государственных предприятий; сокращение накопленного разрыва между ростом реальной заработной платы и производительности труда; меры по повышению предпринимательской инициативы; снижение регулятивных издержек для бизнеса; стимулирование процесса приватизации; усиление существующих и внедрение новых механизмов социальной поддержки уязвимых слоев населения в период структурных преобразований экономики». Однако детальная «матрица» мер в настоящее время не опубликована. Не ясно также, как будет согласовываться программа ЕФСР и программа МВФ (при условии ее одобрения).

Реформа ЖКХ. С января 2016 г. тарифы на услуги ЖКХ существенно выросли. Однако население крайне негативно отнеслось к повышению тарифов: согласно данным мартовского опроса населения НИСЭПИ, почти 67% опрошенных указали на то, что это «несправедливое решение». На фоне резко ухудшившегося экономического самоощущения населения, отмеченного опросом, это было чревато негативными социально-политическими последствиями, поэтому в феврале А. Лукашенко потребовал прозрачного пересмотра тарифов. Поручение было выполнено спустя десять дней, однако большинство тарифов не были пересмотрены. Не последовало и объяснений принципов формирования тарифов, которые в наибольшей степени влияют на стоимость услуг ЖКХ, в частности, «экономически обоснованного» тарифа на отопление. Наконец, несмотря на то, что одним из обоснований необходимости повышения тарифов для населения было слишком высокое бремя коммунальных тарифов для реального сектора и необходимость снижения перекрестного субсидирования, на данный момент тарифы для предприятий снижены не были. Что касается системы социальной защиты, то единственным изменением после повышения тарифов на услуги ЖКХ стало повышение прожиточного минимума раньше установленного законодательством срока. Не были введены безналичные субсидии домохозяйствам, уязвимым к повышению тарифов и не была пересмотрена методология расчета бюджета прожиточного минимума с целью учета изменений цен на услуги ЖКХ.

Развитие финансового сектора. В Минске начала работу совместная миссия МВФ и Всемирного банка по Программе оценки финансового сектора. Предыдущая оценка проводилась в 2008 г., накануне реализации программы «стэнд-бай» 2009–2010 гг. и, в частности, в ней предлагалось создание прототипа банка развития – «выделить кредиты, предоставленные по указанию правительства, из балансов банков и сосредоточить их в одном ведомстве». В настоящее время правительство рассматривает вариант создания т.н. «Агентства по управления активами», куда планируется собрать проблемную задолженность сельскохозяйственных организаций перед банками. Кроме того, проблема «плохих долгов» становится все более очевидной: если в период проведения предыдущей оценки их доля в подверженных риску активах банковской системы составляла 0.6%, то сейчас она превысила 10.5%. При этом продолжается практика рефинансирования проблемных долгов: в частности, в феврале БМЗ разместил валютные облигации на сумму USD 240.5 млн для погашения ранее полученных валютных кредитов от белорусских банков.

Пенсионная реформа. Принято принципиальное решение о повышении пенсионного возраста на 3 года для обоих полов темпом в 6 месяцев за год. Похожие рекомендации предлагались Всемирным банком еще в 2011 году. Однако такая «параметрическая» реформа сама по себе не решит проблему дефицита пенсионного фонда. Поэтому в дополнение к ней Всемирный банк в 2011 г. предлагал перейти на индексацию пенсий по инфляции. Однако при падающей реальной зарплате это означало бы увеличение нагрузки на ФСЗН, поэтому в настоящее время правительство, судя по всему, перешло на индексацию пенсий в зависимости от обстоятельств: реальная пенсия снижается примерно тем же темпом, что и зарплата, хотя в конце 2013 г. и в течение 2014 г. пенсия изменялась в большей степени в зависимости от инфляции. Очевидно, правительство пытается снизить нагрузку на ФСЗН всеми возможными способами: в частности, в конце прошлого года произошло очередное повышение минимального «стажа работы с уплатой обязательных страховых взносов в бюджет государственного внебюджетного фонда социальной защиты населения Республики Беларусь» для получения трудовой пенсии с 15 лет до 15.5 лет. При этом следующее повышение на шесть месяцев запланировано с 1 января 2017 г. и будет происходить до тех пор, пока этот стаж не составит 20 лет. Очевидно, такая формулировка дискриминирует женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком (в этот период они не уплачивают взносы в ФСЗН), военнослужащих, студентов ВУЗов и пр. Таким образом, в настоящее время действия по реформированию пенсионной системы скорее направлены на решение текущих задач (зачастую очень спорными методами), а не на преодоление структурных проблем и создание устойчивой пенсионной системы.

Система социальной защиты. Принятая в конце января 2016 г. пятилетняя программа содействия занятости предусматривает «совершенствование механизма материальной дифференцированной поддержки безработных путем доведения размера пособия по безработице до величины бюджета прожиточного минимума». В качестве срока исполнения указаны 2016 и 2017 гг. При этом в программе не предусмотрено никаких средств на эти цели, а также не ожидается увеличение количества зарегистрированных безработных, естественное при повышении пособия. Наконец, каким образом будет реализовано это повышение, остается непонятным – из заявлений представителей Министерства труда и социальной защиты можно сделать вывод о том, что пособие будет повышено только для тех, кто попадет под сокращения. Однако работодатели, как правило, не сокращают работников, а увольняют их по истечении контракта: согласно данным опроса исследовательского центра RABOTA.TUT.BY, только 14.7% респондентов, которые «ушли с работы, не найдя новую», указали в качестве причины то, что их «сократили». В результате основная масса безработных может оказаться под угрозой бедности: потеря работы повышает риск бедности примерно в два раза.

Публикации партнеров КЕF

Исследовательский центр ИПМ:

BEROC:

CASE Belarus: